ПОЛК
КЛУБ
    Назад
Вперед    

Владимир Ягелло

Последний приезд Главнокомандующего

Из жизни I Русского Кадетского Корпуса В Сараево
журнал "Военная быль", № 47, C.16, март 1961.

В начале мая, в ротах распространился слух: "к нам в корпус приезжает Главнокомандующий". Действительно, вечером, после поверки, генерал Адамович пршел в первую роту, объявил об этой новости и наметил меры к подготовке встречи.
Незадолго перед этим к нам прибыли с Дальнего Востока сибиряки-Александровцы с оркестром. Немедленно оркестр был пополнен способными к музыке кадетами и вот в кратчайший срок надо было выучить марш для парадной встречи, фанфарный марш и Преображепский, заменяющий по положению Русской Армии гимн.

Музыканты были освобождены от занятий и целыми днями разучивали марши. Через два-три дня все было слажено и мы имели удовольствие все передвижения на завтраки, обеды, аанятия и т.д. совершать под музыку.
Надо сказать, что обучение строю было доведено у нас до совершенства. Во время приезда Короля Александра, когда корпус принимал участие в общем параде, Король сказал генералу Адамовичу: "Ваши кадеты ходят лучше моей гвардии" и наградил директора орденом Белого Орла.

Итак, подготовка продолжалась. Каждый день, в свободное от классных занятий время, мы маршировали по плацу и делали все построения для прохождения на параде. Лихорадочно все чистили, украшали, готовили программу концерта и восторженно ждали дня 17 мая приезда генерала Врангеля. Наконец наступил этот день. Все знали свои места и ходили, как в балете.
С утра нависли свинцовые тучи и мы с трепетом ждали, что вот-вот польет дождь.
Ровно н 12 часов, коляска, высланная от командующего 2-й Югославской армии за Главнокомандующим, подкатила к воротам корпуса, махальные закричали "едут, едут" и мы услышали ответ сербского караула на приветствие генерала Врангеля и затем своими огромными шагами вошел генерал Врангель в форме 10-го гусарского Ингерманландского полка, в сопровождении начальника штаба генерала Кусонского, адъютанта есаула Ляхова и ординарца взводного унтер-офицера Новосильцова.

Раздалась команда "смирно" и генерал Адамович подошел для встречи, с рапортичкой в руке, в сопровождении адъютапта штабс-капитана Побыванца. Оркестр играет марш Лейб-Гвардии Конного полка и Главнокомандующий обходит построенные покоем роты, здороваясь с кадетами: "Здорово, орлы"! Вслед за оглушительным ответом, неслось восторженное "ура", громким эхом отдаваясь в горах. В этот момент солнце прорвало тучи и осветило стройную высокую фигуру Главнокомандующего, начищенную медь труб и белоснежные ряды кадет, с малиновой полоской погон.
Обойдя роты, генерал Врангель стал на середину плаца и своим громким, хриплым голосом передал кадетам приветствие от Великого Князя Николая Николаевича, покрытое долгим, несмолкаемым "ура" и Преображенским маршем.

Затем генерал Адамович приглашает Главнокомандующего занять место на площадке из цветов, что вызвало некоторое замешательство, очевидно ему не приходилось еще принимать парады, стоя па цветах.
"К церемониальному маршу, по ротно, на двух-взводную дистанцию, первая рота", — зычно командует генерал Адамович. "1-я рота", — повторяет полковник Орлицкий и вот под бодрящие звуки "Старых друзей" двигается первая рота, в замке вице-фельдфебель Яковлев. Генерал Врангель хвалит каждую роту и мы расходимся по своим помещениям.
Начинается осмотр корпуса, причем на всех постах и дежурствах назначены самые высокие кадеты. Главнокомандующий меряется с кадетами Селецким, Косаговским и Гончаровым и выясняется, что они выше его ростом.
"Как вы смеете перерости вашего Главнокомандующего", — шутливо замечает генерал Врангель.
За завтраком в первой роте Главнокомандующий садится старшим за первый стол. Голубая Ингерманландская фуражка ходит по рукам, каждый хочет ее померить. Пользуется также успехом Лейб-Казачья фуражка Ляхова.

Вечером дается концерт, кто-то подносит генералу Врангелю на намять, художественно исполненную программу.
Все сигналы в этот день подавались на трубе кадетом Петупипым и мы, как музыку, слушали их, так как в обычное время у нас игрались сигналы сербские, трубачем 15-го пехотного полка.
Tут надо объяснить, что в Сараево было очень много войсковых частей и военных школ, а против корпуса помещался штаб армии. Между прочим, русские сигналы такие же, как и болгарские, а сербы не любят болгар и вот из деликатности, и по намеку сербов мы вынуждены были пользоваться трубачем сербом и только в торжественные дни играли русские сигналы.
Ночью к дверям комнаты, где спал Главнокомандующий, был поставлен кадетский караул. Утром, после чая, в первой роте мы покачали его на руках, понесли до коляски.

Стоя в коляске, генерал Врангель прощался с кадетами и благодарил за прием. Когда коляска двинулась, кадеты побежали за ней, выбежали на площадь и там с криком "ура" сопровождали Главнокомандующего до моста (того самого, на которм в 1914 году Гаврило Принцип стрелял в Эрцгерцога Фердинанда). Могучее руское "ура" неслоcь вдоль по Миkячке, громким эхом отзывалось в горах и замирало в ущельях Балашницы.
Долго еще мы вспоминали этот день и вот, 34 года спуся кажется, что это было совсем недавно.

Взято с сайта Библиотека "Царское село"

© При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на источник обязательна.