ПОЛК
КЛУБ
    Назад
Вперед    

Шургаевич К.
Атака 12-го Гусарского Ахтырского генерала Дениса Давыдова, ныне Е.И.В.Великой Княгини Ольги Александровны полка

Военная быль № 46, С. 10, январь 1960.

Журнал

Галицийская битва, так были названы бои от 26 августа по 30 августа 1914 года. Австрийцы, желая вернуть город Львов, перешли в наступление по всему фронту. Они стремились обойти нашу главную позицию у Гродека. Для этого австрийцы посылают два пехотных корпуса при большом количестве артиллерии в обход нашего левого фланга, чтобы выйти на шоссе Миколаев-Львов.
25-го августа австрийцы перешли на своем правом фланге в наступление крупными соединениями.

12-я кавалерийская дивизия, охраняя левый фланг VIII армии генерала Брусилова, сдерживает натиск передовых частей австро-венгерцев в районе Гуменец-Сроки-Фалькенштейн до подхода 48-й пехотпой дивизии генерала Л.Г.Корнилова XXIV армейского корпуса генерала Цурикова.
26-го августа 12-я кавалерийская дивизия была переброшена в район Новоселки-Опарска для охраны левого фланга 48-й пехотной дивизии. Ведя бой в этом районе, к вечеру сбивает австрийцев с их позиции, которые отступают и на фронте 48-й пех. дивизии.

В тот же день разведкой было обнаружено, что австрийцами, продвинувшимися значительно на восток, далеко южнее левого фланга VIII-й армии, была отрезана 2-я Сводная Казачья дивизия генерала Павлова, с которой, необходимо было восстановить связь и передать генералу Павлову приказ чрезвычайной важности.
Восстановить связь и передать пакет генералу Павлову, вызвался охотником штабс-ротмистр 12-го гусарского Ахтырского полка Гурий Панаев.
Штабс-ротмистр Панаев II-й с тремя гусарами прорывается через расположение противника и, искусно заметая свои следы, в тот же день, доставляет пакет генералу Павлову и восстанавливает связь со 2-й Сводной Казачьей дивизией, на обратном пути вторично прорывается через расположение австрийцев, но, уходя от крупного разъезда противника, теряет двух гусар ранеными и двух к ней убитыми, и только к вечеру 27-го августа возвращается в дивизию.

26 августа к вечеру генерал Каледин вызывает ротмистра Шумова с 4-м эскадроном Белгородских улан и поручика Скачкова со взводом Ахтырских гусар, и лично назначает их в сторожевое охранение: ротмистра Шумова на запад от ночлега дивизии с наблюдением от дер. Новиски до реки Казучин, а поручика Скачкова на юг к деревне Саски. Около 12 часов ночи на заставе поручика Скачкова был услышан неопределенный гул на правом берегу Днестра в южном направлении.
Поручик Скачков, по собственпой инициативе, с двумя гусарами перешел вброд Днестр и, двигаясь на юг в направлении дер. Разуваево, обнаружил движение большой колонны австрийской пехоты с артиллерией. Выяснив точное направление движения противника, кратчайшим путем он двинулся обратно к заставе, но у Днестра был обстрелян разведкой 2-й колонны австрийской пехоты, которая двигалась северо-западней дер. Саски.
Поручик Скачков сворачивает на юг и, под обстрелом, пробираясь болотом, переходит вторично вброд Днестр и, добравшись до своей заставы, немедленно доносит в штаб дивизии о движении двух больших колонн противника с артиллерией. Своевременное донесение о движении обходных колонн противника дает возможность дивизии не быть захваченной врасплох и изготовиться к бою в новой обстановке. Застава поручика Скачкова медленно отходит к высоте 288, останавливаясь на рубежах, заставляет каждый раз развертываться головные роты противника, что окончательно выяснило направление наступления австрийцев.

27-го августа, в 8 часов утра, австрийцы повели большими соединениями энергичное наступление на XXIV армейский корпус. Главный удар они направили на лево-фланговую 48 пехотную дивизию. 12 кавалерийская дивизия, ведя упорные бои в пешем строю, своими контр-атаками не дает противнику обойти 48-ю пехотную дивизию. Командир Туркестанской конно-горной батареи полковник Багалдин, вылетая с пушками на открытую позицию, буквально сметает наступающие цепи противника. В районе Хорозаны полковник Н.Одинцов с 1 и 2 эскадронами Ахтырских гусар бросается в атаку и выбивает австрийцев из Хорозана, чем задерживает наступление противника и дает возможность 48 пехотной дивизии отойти за Щерек и занять новую позицию. В этом бою убит штабс-ротмистр Н.Темперов и 21 гусар ранены.

28 августа, рано утром, ротмистр Чекатовский с 1-м эскадроном Белгородских улан идет на присоединение к полковнику Н.Одинцову, который с Ахтырцами занял западную опушку леса, что западнее дер.Линфельд.
Полковник Хочетурон с Стародубовскими драгунами и двумя эскадронами Белгородских улан занял юго-восточную часть леса, ротмистр Никитин с тремя эскадронами Белгородских улан и пулеметной командой на юг от Стародубцев. Полковник Жуков с 3-м Уфимо-Самарским казачьим полком на рассвете атакует высоту 220, что северо-западнее дереви Дымния на реке Зубраз и занимает высоту.
Весь день проходит в жестоких боях. Полковник П.Одинцов двумя эскадронами Ахтырцев и эскадроном улан не дает австрийцам переправиться через речку Щерек.

Полковник Хочетуров со своими Стародубовцами контр-атаками отбивается от наседающего противника. Ротмистр Никитин с Белгородскими уланами, при поддержке пулеметов, атакует австрийские цепи. Полковник Жуков с Оренбургскими казаками, укрепившись на высоте 280, парализует правый фланг наступающего противника. Конные батареи своим метким огнем не раз заставляли замолкать австрийские пушки.
С 28-29 августа целую ночь доносился шум в австрийском расположении.
29 августа, в 9 часов утра, при поддержке многочисленной артиллерии, австрийцы повели наступление тремя ливнями густых цепей.
Австрийские батареи форменно засыпали снарядами наши позиции, особенно от них страдала 48-я пехотная дивизия, которая, неся огромные потери, начала отходить.

Начал отходить и весь XXIV армейский корпус за р.Зубраз. Но 12-я кавалерийская дивизия остается на своих позициях. Положение создалось для дивизии очень тяжелое, она как бы находилась в мешке, так как выяснилось наступление противника и с юга.
Генерал Каледин, учитывая создавшуюся обстановку, приказывает конным батареям открыть огонь по наступающим цепям австрийцев, а своему резерву, четырем эскадронам Ахтырских гусар, атаковать в конном строю цепи противника.

Конные батареи быстро меняют позиции и открывают ураганный огонь по наступающим цепям. Командир Ахтырского гусарского полка полковник Н.Трингам развертывает свои эскадроны и по эшелонно на полном полевом галопе вылетает из-за высоты 280 на австрийские цепи. Первая линия цепей противника ошеломлена появлением русской конницы; Ахтырцы, не давая ей опомниться, врубаются и опрокидывают ее и несутся на вторую линию цепей. Австрийские батареи переносят огонь на Ахтырцев. Перелетные снаряды подымают пыль сзади Ахтырцев и очень близко ложатся около коноводов дивизии. Генерал Каледин приказывает коноводам на галопе менять место. Коноводы, усиливают пыль и создают впечатление новой конной атаки.

Ахтырцы, после жестокой схватки, где гибнут славный командир Ахтырского гусарского полка полковник Трингам, командир 4-го эскадрона штабс-ротмистр Гурий Панаев, поручик Нарбут и корнет Черевко, где падают ранеными штабс-ротмистр Клюге-фон-Клюгенау, штабс-ротмистр Сынгаевский, поручик Жовнер и 32 гусара убитыми и 48 ранеными, несмотря на большие потери, прорывают вторую линию цепей и обращают в бегство третью линию, которая, прижатая к реке Щереку, сдается, но Ахтырцы не останавливаются и, уже под командой подполковника Вишневского, форсируют реку Щерек и преследуют противника, который, бросая раненых, пулеметы и орудия, уходит за горную реку Верещицу, взрывая за собой мосты.

Отступающая 48-я пехотная дивизия переходит в наступление и атакует Щерек, перейдя его вброд, берет Гуменец и преследует австрийцев, за ней переходит в наступление и весь XXIV армейский корпус, а 30-го августа и вся Армия генерала Брусилова. Австрийцы, как бы сломленные Ахтырской атакой, уходят за р.Сан.
На одном из переходов к генералу Каледину подъехал генерал Л.Корнилов и сказал: "Славные Ахтырцы спасли мою дивизию от разгрома, а меня от позора, я никогда не забуду атаки Ахтырскнх гусар", и передал генералу Каледину сигнальную трубу убитого гусара-трубача.

К статье К.Шургаевича „Атака Ахтырскнх гусар"

Военная быль № 48, С. 30, май 1961.

В своей статье, озаглавленной "Атака 12 гусарского Ахтырского полка", в № 46 "ВОЕННОЙ БЫЛИ", автор ее К.Шургаевич описывает действия Ахтырского полка и, более широко, 12 кавалерийской дивизии, в боях конца августа 1914 года на левом фланге VIII армии, к юго-западу от Львова. В частности, он рассказывает о конной атаке, имевшей место 29 августа у с. Демня.
Атака эта действительно была. Ахтырцы зовут ее "Второй Демней", так как у них была еще и "Первая Демня" (другая деревня с таким же названием), в которой победно атаковал со своим вторым эскадроном ротмистр Борис Панаев — атаковал и пал в бою. Во "Вторую Демню", в конную и тоже победную атаку на австрийскую пехоту ходил Ахтырский полк, потерявший там своего командира полковника Трингам и второго Панаева — Гурия.

Вместе с Ахтырцами ходил в эту атаку 4-й эскадрон 12 уланского Белгородского полка, в котором я служил в чине поручика и ходил в эту атаку. Воспоминания о ней и о предыдущих днях живы во мне и посейчас.
В рассказе К.Шургаевича, правильном лишь, в самых общих чертах, допущено много неточностей: упоминание фамилий офицеров (особенно улан), не бывших под Демней, так как они не вернулись еще в полк после ранений, полученных в предыдущих боях, "бои" 26-28 августа, которые для частей нашей дивизии были (с некоторым легким исключением для дела у Новоселки Опарской) лишь мелкими стычками, описание событий, которых, на самом деле, не было — 29 августа никакие наши конные части не дошли до р.Щерека и, тем менее, не "форсировала" этой линии, — Щерек был достигнут и перейден частями нашей дивизии лишь 30 августа, после отхода австрийцев по всему фронту. Наконец, чрезвычайные преeувеличения, в хвалебном смысле, всего имевшего место под Демней 29 августа.

Атакованные нами австрийские цепи, действительно, бежали перед нами. Неизбежным образом, кое-кто из бегущих был забран в плен, но это были лишь отдельные люди. Никаких "сдач" ни в какой "линии" цепей не было и никаких "пулеметов и орудий" австрийцами, в бою с нашей 12 дивизией, "брошено" не было.
Опрокинув австрийские цепи, наша атаковавшая конница вернулась назад н, вскоре, австрийская пехота снова начала наступление на с.Демня и к северу от этого пункта. К вечеру 29 августа, австрийцы находились почти на той же линии, на которой застигла их наша дневная конная атака. На фронте нашей дивизии они, отнюдь, сломлены не были и, если в ночь с 29 на 30 августа австрийцы начали общее отступление, то это было вызвано не действиями 12 кавалерийской или 48 пехотной дивизий, а всем ходом всей Галицийской битвы, выигранной нашими армиями. Наша Русская победа. И одной из черт этой победы, несомненно, являлась высокая доблесть наших Российских войск 14-го года, доблесть, которую выказали 29 августа и славные полки 12 кавалерийской дивизии как Ахтырские гусары, так и остальные, причем особенно окровавленным этот день явился для Ахтырцев.

Это правда, но нельзя правду эту увеличивать до несуразных размеров. Полагаю что это объясняется тем, что сам автор не видел своими глазами того, что он описал, а сделал это по наслышке, в рассказах же часто бывает сколько угодно фантастической выдумки.
В заключение скажу, что каждому из тех, кто берется описывать какой-либо бой, да еще славный, надлежит тщательно проверять все им услышанное или прочитанное, тогда и собственное его повествование будет выходить, относительно, верным.

Генерал-майор Шинкаренко,
принимавший участие в конной атаке
29 августа 1914 года под Демней.

Я позволю себе заполнить этот пробел и сообщить следующее: каждая кавалерийская дивизия имела свою артиллерию, — конно-артиллерийский дивизии из двух батарей, являвшийся органической частью дивизии, как бы пятым ее полком. В 12 кавалерийской дивизии, как и в мирное время, так и во все продолжение германской войны таковым был 2 Донской казачий конно-артиллерийский дивизион, состоявший из 4-й и 5-й Донских казачьих батарей. Туркестанская же конно-горная батарея, только что прибывшая на фронт, была временно прикомандировав к дивизии.
В № 42 нашего журнала, на стр. 11-й, напечатаны воспоминания командира 5 Донской казачьей батареи полковника И.Г.Седова, в которых есть и описание действий его батареи, в бою 29 августа. Повторять его я не буду, скажу лишь, что выезд карьером на открытую позицию, в решительный момент боя, войсковой старшина Седов, действительно, помог конной атаке Ахтырцев, в значительной степени, обеспечил ее успех. Вот текст награждения его Георгиевским оружием: "утверждается пожалование... Командиру 5 Донской казачьей батареи Войсковому Старшине Илье Седову за то, что в бою 29 августа 1914 года, при деревне Демня, вывел батарею на открытую позицию, на расстояние около 300-400 саженей от наступающей пехоты неприятеля и, находясь под действительным ружейным и артиллерийским огнем, способствовал своей самоотверженностью, мужеством, спокойной работой, энергичной и решительной командой, конной атаке нашей кавалерии."

Туркестанская конно-горная батарея полковника Богадлина находилась на правам участке дивизии, за рощей, и содействовала также блестяще и удачно общему успеху дивизии в этом бою.

Полковник Донской казачьей артиллерии
М.Чернявский

Взято с сайта Библиотека "Царское село"

© При полном или частичном использовании материалов
активная ссылка на источник обязательна.